Нас уверяют: "Будет лучше"

 

 НАС УВЕРЯЮТ: «БУДЕТ ЛУЧШЕ»

Чуковский К Серебряный герб

Saxarova L Isbekova L

 

 

марийкино детство

      Бродская Д. Марийкино детство М., 1956  

     .jpg - 29.35 KB    

                                                                                                                                                                                                     ЧТО   ТА КО Е   «ВО Й НА»( отрывок из книги)

Почти каждый день Марийка отправлялась в биб­лиотеку за книгами для себя и для докторши. Под ­мышкой она держала книги, а в кулаке крепко сжи­мала записку докторши Елены Матвеевны, где было написано: «Дайте что-нибудь юмористическое», или: «Прошу дать увлекательный роман».

Библиотека находилась на Сергиевской улице, не­подалёку от городской тюрьмы. Каждый раз, прибли­жаясь к тюрьме, Марийка переходила на другую сто­рону. Она боялась усатых городовых, которые расхаживали по панели мимо широких тюремных ворот.

     Вся библиотека помещалась в одной маленькой комнатке. Детскими книгами были заняты четыре нижние полки.

     Библиотекарша, барышня со вставным стеклянным глазом, сидела возле книжных полок за высокой стой­кой. Её вставной глаз, красивый и голубой, был непо­движен и всегда устремлён вдаль.

     Марийка подходила к стойке и, поднявшись на цы­почки, протягивала библиотекарше записку, измяв­шуюся в кулаке.

—  Что же дать? — говорила библиотекарша и задумчиво смотрела в окошко, как бы желая найти там ответ.

     Потом она вытаскивала из-под стойки какую-ни­будь специально отложенную книгу и говорила:

—  Скажи мадам Мануйловой, что это очень увле­кательная вещь. Пусть только она долго не задержи­вает.

—  А тут начала нет, — робко говорила Марийка, раскрывая книгу.

—  Поищи начальный листок в середине.

     Но Марийка не уходила. Она топталась у стойки, тяжело вздыхала и смотрела умоляющими глазами на библиотекаршу, которая тасовала свои формуляры, как игральные карты.

—  Мне тоже дайте какую-нибудь книжку, — гово­рила, наконец, Марийка, собравшись с духом.

—  Опять тебе книгу? Такая маленькая и так часто меняешь! Я уверена, что ты не читаешь, а только пере­листываешь страницы.

     Не приподнимаясь с места, библиотекарша протя­гивала руку назад и брала с ближайшей полки всегда одну и ту же книжку, которая лежала с краю. Это бы­ла большая, очень тонкая книжка со стихами, под на­званием «Щелкунчик-прыгунчик и Кузька-жучок».

—  Я её уже брала, — тихонько говорила Марийка, чувствуя себя немного виноватой.

—  Что? Брала? А ну, расскажи содержание...

     Марийка торопливо бормотала давно надоевшие стихи из «Щелкунчика-прыгунчика»:

Росянка, жирянка, листы мухоловки...

 От них нам погибель, от них нам беда...

—  Прямо не знаю, что тебе и давать, — разводила руками библиотекарша. — Иди поищи сама на детских полках, да смотри не перепутай книги и расставляй их в том же самом порядке.

     Марийке только этого и надо было. Съёжившись, чтобы стать как можно незаметней, стараясь не шур­шать страницами, она рылась на полках и, вздыхая, откладывала в сторону читанные и перечитанные не один раз книги. Их было не так уж много: несколько книг «Золотой библиотеки» в замасленных переплётах, с которых давным-давно облезла вся позолота, «Сказ­ки кота-мурлыки», «Юркин хуторок» и десяток раз­розненных номеров «Светлячка».

     В библиотеку часто приходил Митя Легашенко, сын прачки Липы, что жила в одном дворе с Марий­кой.

     Это был высокий бледный мальчик с большими от­топыренными ушами. Во дворе Митю дразнили «Каплоухим» и «прачкой». Митя помогал своей матери, прачке Липе, стирать бельё и отлично гладил самые тонкие кружева, оборки и рюшки. Когда он развеши­вал бельё на заднем дворе, мальчишки, сидевшие на заборе, кричали ему:

—  Каплоухий  бабские юбки развешивает! Эй, прачка! Почём берёшь за штуку?..

     С ребятами Митя не играл, потому что всегда был занят.

     В библиотеку он влетал, как пуля, проносился ми­мо барышни со стеклянным глазом прямо к полкам, ворошил все детские книжки, а когда библиотекарша отворачивалась, то подбирался и к полкам, где стояли книги для взрослых.

Библиотекарша на Митю  никогда  не сердилась.

       Она хорошо знала его мать, прачку Легашенко, пото­му что отдавала ей в стирку бельё.

      Однажды Марийка пришла в библиотеку и долго рылась на книжных полках. Она не отыскала ни одной новой книги и хотела уже уходить, как вдруг услыха­ла Митин голос.

     Митя стоял позади неё и, засунув руки в карманы, презрительно говорил:

— Это разве книга? Вот я раз читал книжку «Де­ти капитана Гранта»... Это книга так книга, толстень­кая. Страниц, наверно, тыща будет, не меньше.

     Марийка посмотрела на него исподлобья и недо­верчиво покачала головой.

—  Думаешь, вру? — спросил Митя.

—  Ясно, врёшь. Таких толстых не бывает.

—  А вот и бывает. У меня дома и сейчас полный сундук журналов лежит. Тоже, наверно, страниц с ты­щу будет... Картинок сколько! И всё интересные, про войну. Там и пушки, и атаки на немца, и газ пуска­ют... Вот пойдём сейчас ко мне, я тебе покажу.

—  Ну, идём, — сказала Марийка.

     Ей хотелось посмотреть картинки про войну, о кото­рой все так много говорили: война, война... уехал на войну.

     Марийке казалось, что война — это вроде какого-то места, куда уезжают совсем так, как уезжают на Кавказ. Она даже думала, что на войне непременно должны быть горы.

     Марийка и Митя вышли из библиотеки.

—  А твоя мама не заругает? — спросила Ма­рийка.

—  У меня мамка добрая, — сказал Митя. — Она, бывает, и покричит, да отходчива. Отец у нас тоже добрый. Он мне один раз такие санки сколотил, что я на них три зимы подряд катался. Крепкие, точно ка­менные... У нас отец на войну забран. Он храбрый, ему «Георгия» дали.

                                                                                           >                                                    

размазня

РАЗМАЗНЯ{рассказ}//Чехов А.П. Собр.соч.в 12 т. т 2.М.,1985.-С..148.

 

Дополнительная информация